НАРБ Ф.319 оп.2 опр. 1433

РГИА Ф.1343 Оп.23 Нр. 4107

 

Родословная Рода Книшевских с кратким пояснением документов

1.      Владислав

2.      Флориан

3.      Иван

4.      Казимир

5.      Константин

 

1) Владислав по грамоте Польского Короля Августа II 1698 года пожалован Смоленским Чешником, а по купчей крепости 3-го марта 1715 года приобрел от Витебского Воеводы Кристофора Кишки имение Уболоц, населенное Крестьянами.

2) Флориан после отца своего получил в наследство упомянутое имение Уболоц, с крестьянами, во владении которым введен в 1738 году; а по патенту Хорунжего Стародубовского 1742 года данному, пожалован в звании Ротмистра Стародубского уезда.

3) Иван по духовному завещанию отца своего Стародубского Ротмистра Флориана 15-го декабря 1763 года, получил в наследство имение Уболоц, со всеми к оному принадлежностями и крестьянами; служил в Литовских войсках в чине Хорунжия и при отставке награжден чином Поручика, сие видно из жалованной привилегии в сей чин. Доставшееся ему после отца Стародубского Ротмистра Флориана (2), деда Смоленского Чешника Владислава (1) имение Уболоц с крестьянами, в продажной крепости 13-го Февраля 1788 года продал Парнавскому Стольнику Иосифу Рушевскому; он же Иван с малолетним сыном Казимиром (4), содержа по арендному праву фольварк Серединой с 35 домами крестьян, при первой переписи сего края т.е. в 1795 году, писан был в числе дворян Игуменского уезда.

4) Казимир, происхождение его отца Ивана(4) подтверждается метрической выписью Минской Римско -Католической Духовной Консисторию.

5) Константин, происхождение его отца Казимира (4) Доказывается метрическим свидетельством Минской Римско - Католической Духовной Консистории.

 

По сим доказательствам род Книшевских определением Минского Дворянского Депутатского Собрания 16 Декабря 1832 г. признан в Дворянском достоинстве, с назначением ко внесению в шестую часть дворянской родословной книги.

Секретарь

Помощник Секретаря

Прошение Матусевича
Л. 1

Определение Герольдии.
Л. 10. на обор

ЗАПИСКА из дела о дворянском происхождении рода Книшевских.

Обстоятельства дела:

По доверенности дворянина Казимира Книшевского, Адвокат Бонифатий Матусевич при прошении 21 Ноября 1834 года в Герольдию поданном, представив документы, служащие доказательством дворянского происхождения верителя его, просил по рассмотрении оных, утвердить определение Минского Дворянского Депутатского Собрания о внесении Книшевских в дворянскую родословную книгу.

По рассмотрении означенных документов, Герольдия 4-го Мая 1836 года определила: Герольдия рассмотрев документы, по которым Казимир Иванов сын Книшевский с сыном Константином определением Минского Дворянского Депутатского Собрания признан в дворянском достоинстве, находит; что показанные предками его прадед Владислав Книшевский в 1698-ом году по патенту Короля Польского Августа пожалован был Чешником Смоленского Воеводства, а отец Иван в 1788 году наследственное своё имение Уболотье называемое, с крестьянами, продал в вечное владение Иосифу Рушевскому и хотя в купчей объясняется, что имение сие было приобретено дедом Ивана Чешником Смоленским и досталось ему по наследству после отца Ротмистра Флориана, по акту о владении сим имением предками, так равно и на чины, коими отец просителя Иван и дед Флориан по делу именуются, но представлено и не видно в каком звании людей род сей показан по ревизиям с 1795 года и ныне в каком разряде бывшей Польской шляхты состоит записанным; почему Герольдия не имея в виду сих сведений и доказательств, не может утвердить означенного определения Минского Дворянского Депутатского Собрания; о чём в оное Собрание с препровождением подлинных документов послан указ 31 Августа 1836 года.

Рапорт Депут. Собрания
Л. 14.

Выпись привилегии
Короля
Польского
Авгуcта II.

Минское Дворянское Депутатское Собрание рассмотрев представленные в оное Книшевскими доподлинные документы и найдя оные пополняющими требования Герольдии, таковые, вместе с бывшими уже в рассмотрении, при рапорте от 14 Февраля 1841 года за 415-м, представило в Герольдию

Документа сего суть.

1.) Выпись из Ошмянских гродских книг, в архив Борисовского Уездного Суда хранящихся, в коей прописано: 1700 года, месяца Июля 1 числа, в Ошмянском гродском Присутствии, передо мною того же уезда судовым подстаростою Михаилом Иваном с Рудзиванович. Кердъем, явясь поверенный г. Михаила Сулистровского, г. Михаил Вишборт, оповещал и представлял к заявлению в Ошмянских Гродских книгах патент на должность Чешника г. Владиславу Граби Книшевскому служащий, прося, чтобы упомянутый патент был принят и вписан в явочные гродские книги, который приняв и вписуя в книги, со всей точностью, содержит в себе тако: Август второй, Божиею милостью Король Польский, Великий Князь Литовский, Русский, Прусский, Мазовецкий, Самегитский, Киевский, Волынский, Подольский, Подляский, Лифляндский, Смоленский, Северский и Черниговский, а Князь Наследник Саксонский и Эдектор. Объявляем настоящим письмом привилегиею Нашею, всем вообще и каждому порознь кому о сем знать надлежит, что Мы, обращая внимание к верным заслугам благородного Владислава Граби Книшевского Нам и республике в разных случаях оказанных, кои желая наградить особенною милостью Нашею, Мы определили дать и пожаловать ему должность Смоленского Воеводства Чешника, после смерти Смоленского же Чешника благородного Антония Вышинского, вакантную и к Нашему Королевскому распоряжению принадлежащую. За тем настоящим письмом привилегиею Нашею, по кончину жизни его, или к производству в высшее достоинство, таковую должность оному даём и жалуем, со всеми преимуществами и прочими отличиями сему чину свойственными, что доводи ко всенародному сведению, желаем иметь, дабы упомянутого благородного Граби Книшевского действительным Смоленским Чешником именовали и почитали, оному по месту преимущества предоставляли и старались, чтобы другие в том не препятствовали, ради Нашей Королевской милости. В чём к лучшему вероятию и стойкости Мы повелели: печать Великого Княжества Литовского приложить. Дано в Варшаве 1698 года месяца Декабря 12 дня. Царствования Нашего второго года. У сего патента подпись Короля, возле печати сими словами: Август Король. Который тот патент по подаче оного вышеупомянутом лицом к явке в гродские крепостные книги Ошмянского уезда принят и вписан. Из коих и сия выпись в настоящем 1819 году месяца Июня 3 числа, с приложением печати Борисовского Уездного Суда стороне выдана. На подлинной выписи заверено тако: с книгами верно, свидетельствую Боририсовского Уездного Суда Регент Антоний Свентоховский. Печатные пошлины один рубль взысканы. (М. П.) 1840 года Сентября 30 дня. Сия выпись в сведение отношения Минского Дворянского Депутатского Собрания: от 19 Августа за 2440

последовавшего поверена в Борисовском Уездном Суде, с актовою книгою и подлинною статьёю, Высочайше учреждённою Коммисиею прошнурованою и спечатанною без малейшего замечания находящеюся, оказалась верною, в том свидетельствуется. Подписались: Заседатель Павликовский, Секретарь Фальковский, Столоначальник Старевич. 1843 года Октября 7 дня. По отбытии в Присутствие Борисовского Уездного Суда и по Вытребовании из архива оного Суда книги, по числу явки сего документа, найденную под тем же числом записанною статьёю, из коей выдана настоящая копия, соображал, рассматривал и нашёл, что сия выпись есть по всему сходна со статьёю, в книгу вписанною с тем только, что от слова ( post fata:) вместо выражения Ur. Antoniego Wyrszinskiego (на под чищенном написано:) Ur. Ioalima Boiarynow Boiarskiego:) книга же сия и самая статья бывшею в 1835 году Высочайше учреждённою Коммисиею прошнурована, припечатана, в конце засвидетельствована и ни в чём не обговорена; о чём сею надписью и удостоверяю. (Подпись:) Уездный Стряпчий Еленский.

Выпись продажной крепости.
Л. 23.
2.) Выпись из Магдебурских книг города Минска, в коей прописано: 1726 года, месяца Июня 27 дня. На Минском Его Королевского Величества по Магдебургскому праву заседании перед нами Бохновским Старостою Ляндвойтом Христофором Иваном Вадицким, от Его Превосходительства, Полковника Его Королевского Величества Минского и Чечерского Старосты, то же Минского Войта, г. Игнатия на Бакштах Завиши определённым Бургомистрами: Николаем Кадыржевичем, Василием Мазуркевичем Ратманами и Лавниками: Авраамом Юшкевичем, Николаем Плаксевичем, годично должности свои по законам исправляющими, явясь лично г. Витебский Воевода Христофор Кишка, вечно продажную крепость формальным порядком составленую, по делу в ней изяснённому, для г. Владислава Граби Книшевского навсегда совершил, и по совершении просил, что бы сия вечно-продажная запись была принята и вписана в гродские крепостные книги Следственно мы присутствующие ....... оную прочитав и выслушав, таковую приняли и в книгу вписать дозволили, которую совсею точностью записывая в книги, содержит следующее: я ниже собственноручно подписавшийся Витебский Воевода Христофор Кишка, делаю известно сею моею вечною записью Смоленскому Чешнику г. Владиславу Граби Книшевскому выданную в том, что я Воевода Кишка по смерти сестры моей, блаженной памяти Анны Баржиманской, приняв по естественному наследственному праву имение Уболоце в Ошмянском уезде лежащее, таковое я как отдалённое от прочих моих имений постановил продать г. Смоленскому Чешнику Владиславу Граби Книшевскому за сумму 7,000 Польских злотых ходячею монетою, настоящего дня мне заплаченную; потому властен г. Книшевский вышепоказанное имение, с деревнями: Мишоровичо и Церониевы называемыми с крестьянами обоего пола, с их повинностями, службами и податями, с дворовыми и овинным строением, с пахатными и не пахатными землями, лесами, рощами и зарослями, с прудом и мельницею, словом со всем тем, что только к сему имению принадлежит, в своё владение принять, по собственному усмотрению владеть, распоряжать, кому пожелает отдать подарить

без малейшего со стороны моей и наследников моих препятствия. В обеспечение чего подвергаю ответствию все мои имения, при удостоверении свидетельства собственноручно подписуюсь. Дано 1715 года, месяца Марта 8 дня. У сей вечно продажной крепости подпись владельца и ниже оной свидетелей, таковы: Витебский Воевода Христофор Кишка. Лично и словесно прошенный за свидетеля от Витебского Воеводы г. Христофора Кишки, к настоящей вечной крепости, на имение Уболоце в Ошмянском уезде лежащее, равно на деревни Машеровиче и Церониевы к оному принадлежащие с заселенными в оных крестьянами за сумму 7 000 польских злотых г. Владиславу Граби Книшевскому данной, собственноручно подписуюсь Новогрудский казнохранитель Онуфрий Окошко. Лично приглашённый за свидетеля к настоящей крепости г. Книшевскому выданной, подписуюсь Варфаломей Закржевский, которая та вечно продажная запись в книги по крепостным делам Минской ратуши, принята и записана. На подлинной копии засвидетельствовано тако: верно, за Секретаря Ключинский. 1839 года Июня 21 дня. По Указу ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА, сия копия купчей крепости, из книг Магдебургских Минского Городового Магистрата, адвокату Бонифацию Матусевичу выдана, и что верно вписана, в том сей Магистрат согласно поданного им прошения свидетельствует. Подписал Ратман Давид Щероков. (М. П.) 442. За Секретаря Ключинский. По Указу ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТА, сия копия купчей крепости по поверке с книгою оказалась без всяких подчисток и подделок верною и что таковая книга учреждённою Комиссиею рассмотрена и о верности с приложением на оной трёх печатей засвидетельствована, в чём Минский Городовой Магистрат за подписом и приложением казённой печати свидетельствует. Октября 23 дня 1840 года. (; Подписали:) Бургомистр Ф. Кондратович, Бургомистр Ф. Горошевич, Уездный Стряпчий Иоан Семенькевич, Ратман И. Мецнер, в должности Секретаря Жданович, Столоначальник Ключинский. (М. П.).

Выпись
отказного
листа.

Л. 26.

Выпись из книг Главного Трибунала Великого Княжества Литовского крепостных дел в Минске производившихся, в земской книге Минского Воеводства записанной, в коей прописано: 1746 года месяца Марта 30 дня, пред нами глав ного Трибунала Великого Княжества Литовского Судьями из Воеводства земель и уездов в давнопрошедшем 1745 году избранными, явясь лично Новогрудский Зодчий г. Адвокат Иван Хмелевский, рассказал, представил и по обазу переноса к явке подал отказный Возненский лист в нижеизъяснённом предмете Г.г. Стародубовским Ротмистрам Фролу и Элеоноре, по фамилии Грабовских Книшевским служащий и принадлежащий, который представлял к явке, просил нас Суда, дабы сказанный ввод со всем оного содержанием был в книге крепостных дел, Главного Трибунала Великого Княжества Литовского принят и вписан. Следствием чего мы Суд оный приняв  точь в точь вписать в книгу дозволили, коего буквальность

изображается в следующем: я ниже собственноручно подписавшийся Возный Его Королевского Величества сознаю сею моею официально деланного ввода квитанциею, что будучи я Возный со свитою дворян приглашён и с супругами Фролом Граби и Элеонорою, урождённою Грабовскую, Книшевскими, и прибыв в вотчинное их имение, Уболоце прозываемое, в Ошмянском уезде лежащее, где рассмотрев купчию крепость 1715 года месяца Марта 5 числа состоявшуюся от г. Витебского Воеводы Христофора Кишки покойному их родителю Смоленскому Чешнику Владиславу Граби Книшевскому выданную, когда таковая вотчина Уболоце с крестьянами в деревнях Мишеровичах и Церевионах заселёнными со всякими землями, лесами и лугами, равно со всякими принадлежностями и урочищами, по смерти родителей, на основании естественного и наследственного права перешло уже во владение настоящих вышеупомянутых вотчинников. За тем я Возный исполняя национальный закон и Возненскую должность мою, при бытноститех же дворян, в вечное владение имением Уболоцем с принадлежностями, пространством и всякими пользами Г. г. супругам Фролу и Элеоноре Книшевским отказал; подал и ввёл, и, осведомив о сём смежных соседей, пробыл тридневное спокойное владение. Строго приказав рабочим и чиншевым крестьянам оказывать повиновение и отбывать помещикам своим всякие повинности; никакого отказа моего никто со стороны не воспрещал и никакою первейшею, ниже последнейшею крепостею не протестовался. За тем я Возный всё то, что видел, слышал и делал, вписав со всею точностью в настоящий мой вводный лист, с собстенноручным подписом и приложением моей печати, тоже с печатями вышеупомянутых свидетелей дворян, подал оный в земские крепостных дел книги Ошмянского уезда записать. Дано лета Господня 1738, месяца Сентября 13 числа, на подлинник сей вводной квитанции подпись Возного Его Королевского Величества и печати с явкою Суд сими словами: Ошмянского уезда Его Королевского Величества Возный Степан Шукевич (:М.П:) (:М.П:) (:М.П:) (:М.П:) 1738 года, месяца Октября 1 дня пред акткми Ошмянского Земского Суда явясь лично возный Его Королевского Величества Степан Шукевич, квитанцию деланного им ввода в земских книгах Ошмянского уезда совершил, приняли: земский Ошмянского уезда писарь Андрей Иосиф Сулистровский собственноручно, Земский Ошмянского уезда, Наместник и Регент Франц Дмоховский собственноручно. Каковой то отказный лист по подаче оного через вышеупомянутого адвоката к явке, в книги крепостных дел Великого Княжества Литовского принят и вписан, из коих и сия выпись в настоящем 1794 году месяца Января 18 числа, с приложением казённой земской Минского Воеводства печати, нуждающейся стороне выдана. Сия выпись асвидетельствована тако: с книгами верно: Польского Двора Камер - Юнкер Земского Минского Воеводства Регент, Игнатий Рудзинович собственноручно, за гербовую бумагу в Российскую казну уплачено, Регент собственноручно. Переводчик, Коллежский Секретарь Игнатий Лаский. 1841 года Января 25 дня. Минский Уездный Суд обще с Уездным Стряпчим по журнальной резолюции 23 сего Января на отношение Минского Дворянского Депутатского Собрания от 16 Января за 146 состоявшейся, они свидетельствует, что сей документ

находится в книге земской вечистой 1-П ревизованной Коммиссиею Высочайше учреждённою 5 Марта 1835 года на листах 270 и 271, которая книга как и самая статья означенного документа никакому сомнению не подвержены. (Подписал) Уездный Стряпчий Семенкевич.

Выпись
патента на чин Хорунжия.

Л. 29.

4.) Выпись из главных Трибунальских книг, Великого Княжества Литовского, крепостных дел в Минске производившихся в земскую Минского Воеводства книгу вписанных, в коей прописано: 1751 года, месяца Ноября 4 дня перед нами Главного Трибунала Великого Княжества Литовского Судьями, из Воеводств, земель и уездов в настоящем 1751 году избранными, представ лично г. Стародубовский Ротмистр Фрол Книшевский, обещал, представлял и к явке подал патент, В ниже изъяснённом предмете, от г. Стародубовского Хорунжия Мечислава Цехановецкого тому же Стародубовскому Ротмистру Фролу Книшевскому служащий и принадлежащий, который представлял к заявлению, просил Нас суда, чтобы прописанный патент во всём изображённым в нём содержанием был в книги крепостных дел Главного Трибунала Великого Княжества Литовского принят и вписан. Следственно мы Суд приняв оный, со всею точностью в книги вписать дозволили, коего прямой смысл изображается в следующем: Стародубовского уезда Хорунжий, Поморский Староста, ордена Белого Орла кавалер, Мечислав Валенрод с Цеханович Цехановский, всем вообще и каждому порознь кому бы о сём надлежало знать, всяческого и какого бы ни было сословия помещикам Великого Княжества Литовского, предпочтительно же достопочитаемого нашего Стародубовского уезда, мне многомилостивым господам и братьям подаю к обнародованию, что я будучи избран по единогласной балатировке всех помещиков, Хорунжим тогоже Стародубовского уезда, и имея на упомянутое Хорунжество от Всепресветлейшего Короля, Его Величества Августа III-ого блаженно нам царствующего, пожалованною привиллегиею, со всеми преимуществами по правам и древним обычаям к сей должности относящимися, полную власть избирать Ротмистров, а усматривая в многомилостивом мне господине и брате достойном помещику и приверженцу к Престолу сыну Смоленского Чешника Фролу Граби Книшевскому к Ротмистровской должности способность, геройские подвиги и соответственное достояние, того же г. Книшевского настоящим патентом моим избираю, произвожу и жалую, желая иметь, дабы все высокородные и благородные полководцы, командиры, военные и гражданские Генералы, Сенаторы, Сановники, Земские и Гродские Чиновники, воинство, дворянство и помещики Великого Княжества Литовского, а преимущественно Стародубовского уезда за действия тельного Стародубовского уезда Ротмистра, частореченного г. Фрола Книшевского отныне знали, именовали и почитали. Предоставляя ему занимать как на сеймовых собраниях, так и на других всенародных поприщах приличное место; а он имеет и должен будет все обязанности к сей должности относящиеся, неупустительно исполнять. В чём для личного удостоверения собственноручно настоящий патент подписав, с приложением герба моего печати утверждаю. Дано в Цехановичах 1742 года,

месяца Мая 12 дня. На подлинник сего патента при печати на красной массе изображенной, подпись сими словами: Стародубовского уезда Хорунжий Мечислав Цехановский (: М. П.:) далее заглавие. Патент на должность Ротмистра Стародубовского уезда сыну Смоленского Чешника г. Фролу Граби Книшевскому выданный как выше, который то патент по представлению оного вышеупомянутым лицам к явке, со всем в оном изъясненным содержанием принят и записан в главные трибунальские книги Великого Княжества Литовского, крепостных дел в Минске производившихся, из коих сия выпись по требованию стороны в 1794 году от слова до слова выписана и с приложением официальной земской Минского Воеводства печати выдана. На подлинной выписи заверено тако: с явочными книгами верно. Польского Двора Камер-Юнкер Минского Воеводства Регент Игнатий Кудзинович (: М. П.) за гербовую бумагу в Российскую казну заплачено. Регент собственноручно. Верно. Переводчик Коллежский Секретарь Игнатий Ласский. 1841 года Января 25 дня. Минский Уездный Суд обще с уездным Стряпчим по журнальной резолюции 23 Января на отношение Минского Дворянского Депутатского Собрания от 16 Января за 146 состоявшейся, сим свидетельствует, что сей документ находится в книге земской вечистой 1-го, ревизованной бывшею Коммисиею 5 Марта 1835 года на листах 324 и 325, которые книги, как и самая статья сего документа никакому сомнению неподвержены. (Подписал:) Уездный Стряпчий Иван Семенкевич.

Выпись духовного завещания.

Л. 33.

5.) Явка духовного завещания Стародубовского Ротмистра покойного Фрола Книшевского, наследникам его служащего, в коей прописано: 1781 года, месяца Марта 23 дня пред актами Земского Правительства, Минского Воеводства, явясь лично Польских войск Поручик г. Иван Книшевский, духовное завещание отца своего Стародубовского Ротмистра Фрола Книшевского по изъяснённому в оном предмету данное к явке подал, в следующих словах писанное:

Во имя Отца и Сына и Святого Духа в Троице Святой единого, да совершится в сём вечная память и слава Твоя Боже и Господе наш аминь: человек странствует по сей тленной и плачевной юдоле утром, а исчезает из оного вечером. Все труды и заботы тщетно пропадают, ибо по апофегме Святого писания, в одном только Царстве Небесном может человек найти постоянное блаженство. Затем и я Стародубовский Ротмистр Фрол Граби Книшевский, прожив не малое количество лет и видя, что дни мои пресекаются с поводу военного ополчения по последнему приглашению Его Королевского Величества, где находясь под Быдгащем в кровопролитном сражении, тяжело ранен от неприятелей республики; потому чувствуя, что кончина моя наступает, при здравых смыслах и в присутствии духа я предпринял сделать последнею волею моею таковое распоряжение, а именно: душу мою, яко Богом сотворённую, в Пресвятые руки Его поручаю, грешное же тело моё, как из глины созданное, земле предаю, приказывая любезному сыну моему, товарищу войск Великого Княжества Литовского г. Ивану Граби Книшевскому, дабы похоронил смертные остатки мои в собственной часовне, возле гроба покойной супруги моей,

блаженной памяти Элеоноры с Грабовских Книшевской без малейшего светского великолепия, а только при собрании Священников и нищих, с Святыми литургиями, панихидами и подаяниями, на каковые похороны определяю пятьдесят штук ефимков и верховую темно-гнедую лошадь мою отдаю на жертвоприношение Буцлавским Ксендзам Бернардинам; что же касается скудного имущества и достояния моего, то поелику по смерти родителей, благодетелей моих, Смоленских Чешниках Владислава Граби и Ванды, урождённой Ратынской Книшевских, на основании естественного и природного права остался я непрекословным вотчинником имения Уболоца в Ошмянском уезде лежащего с крестьянами, в деревнях Мишеровичах и Церевиовах заселёнными. Для того сказанное имение Уболоце со всеми принадлежностями и урочищами, всё то от мала до велика, что только в оном находится и называется вещию, вышеупомянутому сыну моему товарищу войск Великого Княжества Литовского г. Ивану Граби Книшевскому, невечные и не возвратные времена дарю, отказую и записую, под обязательством, что из того же имения Уболоца должен будет уплатить любезным дочерям моим, а его сёстрам, госпожам Аннушке, Изабелле Микелане для всякой по сто талеров приданого и кроме сего до выхода за муж обязан им давать приличное содержание и гардероб. К с ему находящиеся на проценте у Полковника Панцырной знаменны, Польских войск г. Витольда Рогозы 1 000 ефимков, поелику это есть приданое матери, тем же любезным дочерям моим к равному на три части дележу записую и завещаю, равно устраняю сына моего от всякой к сей сумме претензии. К сему духовному завещанию избираю душеприкащиком, много мне милостивого господина

Польских войск Полковника, упомянутого Витольда Рогозы, коего судом Господним умоляю, дабы как за жизни был моим благодетелем и покровителем, так равно и по смерти моей изволил пещися над моими детьми. Затем прощаю вас любезные дети мои, желая вам от Всевышнего всякого благословения, живите в согласии, страхе Божием и братской любви, памятуя на всемирный суд Его. В чём лучшему вероятию и важности, таковое моё духовное завещание при упрошенных господах свидетелях собственноручно подписую. Совершилось в Уболоце, лета Господня 1763, месяца Декабря 15 дня.

У сего духовного завещания подписи вотчинника и свидетелей изображаются сими словами: Стародубовский Ротмистр Фрол Граби Книшевский, лично и словесно приглашённый г. Стародубовским Ротмистром Фролом Граби Книшевским за видетеля к сему последнему распоряжению, коим и отказал сыну своему товарищу Великого Княжества Литовского г. Ивану Книшевскому имение Уболоце с крестьянами, а дочерям денежные суммы; по силе национального закона подписуюсь: Ипогарский Воевода Алиокий Мостовский, приглашённый вышеупомянутым лицом во свидетели к сему духовному завещанию, как требует закон подписуюсь Минского Воеводства Хорунжий Людвиг Ратынский. От вышеупомянутого лица к сему завещанию за свидетеля подписался Виленского Воеводства Земский писарь Альберт Голуб собственноручно. Каковое то духовное завещание по представлению оного вышеупомянутым лицом к ................... Минского Воеводства книги принято и вписано на подлинной выписи скрепа Секретаря, за свидетельствование ......... и казенная печать,

изображаются сими словами: с книгами верно, Секретарь Ипполит Адамович. Сия копия духовного завещания, находящегося в книге земской вечистой 6) Минского Воеводства 9 на полулисте сто восемьдесят первом, Комиссиею Высочайше учреждённою пятого Марта тысяча восемьсот тридцать пятого года ревизованной, прошнурованной, припечатанной и в засвидетельствовании ни в чём неоговорённой в следствие поданного шестнадцатого Декабря тысяча восемьсот сорокового года прошения и состоявшейся на оное того же числа резолюции из Минского Уездного Суда за подписом и приложением казённой печати дворянину Константину Казимирову сыну Книшевскому выдана Декабря 23 дня 1840 года. Подписали: Заседатель Р. Арцишевский, Секретарь Ипполит Адамович верно. Переводчик Коллежский Секретарь Игнатий Лаский. 1843 года Июня 30 дня. В следствие требования Минского Дворянского Депутатского Собрания удостоверяю, что в актовой Минского Уездного Суда за 1781 год книге заключается статья сей записи, и что таковая книга и самая статья бывшею Высочайше учреждённою Коммисиею ревизованы и ни в чём не оговорены. (подписал:) Минский Уездный Стряпчий Окуличь.

Выпись привилегии Короля
Польского Станислава Августа.

Л. 37.

6.) Явка привилегии Его Королевского Величества, Господину Ивану Книшевскому пожалованной, в коей прописано: 1781 года месяца Августа 9 дня, в Земском Его Королевского Величества Минского Воеводства присутствии и передо мною Земским того же Воеводства писарем Антоном Свенторжецким, явясь лично г. Иван Книшевский подал к явке привилегию Его Королевского Величества на чин Поручика ему служащую, которой при записи в книги содержание оказалось следующее: Станислав Август Божиею милостию Король Польский, Великий Князь Литовский, Русский, Прусский, Мазовецкий, Саморитский, Киевский, Волынский, Подольский, Подляский, Лифляндский, Смоленский, Северский и Черниговский, всем вообще и каждому порознь кому о сём знать надлежит, преимущественно же высокородным и благородным полководцам, Командирам Генерал Лейтенантам, Генерал Майорам, Полковникам, Оберштейлейтенантам, Майорам, Капитанам, Поручикам и всем вообще высшего и низшего ранга Офицерам, обеих соединённых армий объявляем настоящим письмом, аттестатом нашим, что пехотного нашего гвардейского полка войск Великого Княжества Литовского хорунжий, благородный Иван Граби Книшевский продолжил службу 18 лет как способный к действующему мужеству вел себя похвально и всякие обязанности, которые к храброму и превосходному воину принадлежали, усердно и опытно исполнял. А мужественно бодрствуя во многих походах, сражениях и военных действиях противу войска неприятеля нашего и республики, с пролитием крови и видимым разорением здоровья и достояния, истощил силы свои от полученных ран и подстрелений, когда же поднёс нам Всеподданнейшее прошение о увольнении его от продолжения воинской службы, за тем мы Всемилостивейше на его прошение соглашаясь, оного таковым увольнением и отставкою нашею снабжаем; а внимая к верным заслугам его и геройским подвигам, желая оные вполне наградить нашею милостью и щедростью, к тому обращая внимание на услуги покойного родителя его Стародубовского Ротмистра,

благородного Фрола Граби Книшевского, который во время царствования предместника нашего Всепресветлейшего Короля Августа III пролил кровь на сражении под Выдгощем, и с сего поводу окончил жизнь. Сверх того, дед сказанного Ивана Книшевского Смоленский Чешник блаженной памяти Владислав Граби Книшевский много сделал пользы республике и верно оной служил. Для того частореченного Ивана Книшевского, за его личные заслуги рангом действительного Поручика жалуем и всем до кого будет принадлежать милости и почитанию препоручаем. А памятуя на древние и безпрерывные фамилии благородных Граби Книшевских заслуги поимянованного пехотной нашей Гвардии Поручика Ивана Книшевского с потомством обоего пола какое находится и быть может, по согласию всех сословий к достоинству, преимуществу, правам, свободам и дворянским не зависимостям присоединяем, равно на всегдашние времена древним гербом Граби печататься дозволяем. В чём к лучшему удостоверению и важности рукою нашею подписавшись, печать Великого Княжества Литовского приложить мы повелели. Дано в Варшаве Лета Господня 1778 месяца Ноября 19 дня, царствования нашего 14 года. На подлинник сей аттестационной привилегии при большой печати Великого Княжества Литовского на белой шале приложенной, подпись Всепресветлейшего Короля с заглавием и отметкою Великого Канцлера вместе с подписом Секретаря изображаются сими словами: Станислав Август Король ( М. П. ) аттестат на чин Поручика войск Великого Княжества Литовского пехотного гвардии нашей полка Хорунжию благородному Ивану Граби Книшевскому с потомственным дворянством пожалованный. По ходатайству Его Сиятельства Великого Княжества Литовского Великого Канцлера Гомельского, Юрборского, Усвядского, Подусвидского, Копыского, Пенянского и прочих старосты, на Клеваню и Жуков Князя Михаила Чарторыского. В актах находится: Лидский Егермейстр Е г о К о р о л е в с к о г о В е л и ч е с т в а печати Великого Княжества Литовского Секретарь Викентий БяллоПиотрович. Каковая Аттестационная привилегия по представлению оной вышеупомянутым лицом к явке в земские крепостных дел книги Минского Воеводства принята и вписана. На подлинной выписке скрепа Секретаря, за свидетельствование членов и казённая печать изображаются сими словами: с книгами верно Секретарь Ипполит Адамович. Сия копия привилегии, находящейся в книге земской вечистой 6, Минского воеводства 9, на полулисте триста шестьдесят четвёртом Комиссиею Высочайше учреждённою пятого Марта тысяча восемьсот тридцать пятого года ревизованной прошнурованной, припечатанной и в за свидетельствовании ни в чём не оговорённой, в следствие поданного шестнадцатого Декабря тысяча восемьсот сорокового года прошения и состоявшейся на оное того же числа резолюции из Минского Уездного Суда за подписом и приложением казённой печати, дворянину Константину Казимирову сыну Книшевскому выдана. Декабря 23 дня 1840 года. Подписали: Заседатель И. Арцишевский, Секретарь Ипполит Адамович. Верно: переводчик Коллежский Секретарь Игнатий Лаский. 1843 года июня 30 дня. В следствие требования Минского Дворянского Депутатского Собрания удостоверяю, что в тавровой Минского Уездного Суда за 1781 года книге, заключается статья сей

выписи и что таковая книга и самая статья бывшею Высочайше учреждённою Комиссиею ревизованы и ни в чём не оговорены. Минский уездный стряпчий Окулич.

Выпись купчей Крепости.

 Л. 41.

7.) Выпись из книги Гродских, Ошмянских в архиве Борисовского Уездного Суда находящихся, в коей прописано: 1788 года Мая 29 дня в Суде Гродском Ошмянского повета учреждённом в поставах передо мною действительным присяжным Гродским Ошмянского повета регентом Казимиром Дмуховским, явясь лично Г. г. Иван Граби и Анна с Рутковских Книшевские, Польских войск Поручики, купчею крепость на имение Уболотье в Ошмянском повете состоящее Г. Парнавскому Стольнику Иосифу Рушевскому выданную предъявили и лично совершили и просили дабы упомянутая купчия со всем пространством была принята и вписана в книги Гродские вечистые Ошмянского повета, как же оная за принятием в книги вписана такого содерания: Я Поручик Польских войск Иван Граби Книшевский и я Анна с Ратковских Иванова Книшевская супруга, взаимно ручаясь и обязываясь, делаем известно сею нашею добровольною купчею крепостью, никогда ни рушиться не могущею Г. Парнавскому Стольнику Иосифу Рушевскому данною в том, что имение Уболотье называемое, в Ошмянском уезде состоящее, дедом моим покойным смоленским Чешником Владиславом Граби Книшевским от Г. Витебского Воеводы Криштофа Кишки по праву вотчинничества приобретённое и отцом моим, покойным Стародубовским Ротмистром Флиорианом Граби Книшевским беспрекословно владеемое и в последствии по праву наследства мне доставшееся и по ныне нашем владении находящееся, на основании какового вотчинничества мы Поручики Польских войск Книшевские имея предоставленную общим законом власть, что всякому состоящему в вольном народе не воспрещается своею собственностью по произволу распоряжать, нуждаясь в деньгах на собственные наши надобности взяли у Г. Парнавского Стольника Иосифа Рушевского наличного капитала, им с какого контракта ниже иска происшедшего вполне нами отсчитанный капитал 10 000 польских злотых, таковое имение свободное, ни кому прежнею ниже последнейшею записью и долгом нами не обременённое и не проданное, все вообще за упомянутый капитал с дворовым и гуменным строением, с овощными и хмелевыми огородами, с пахотными и не пахотными землями, с муожными и яровыми сенокосами, с прудами, прудищами, реками, речками, криницами, водотечьями, выпустами, выгонами, с лесами и зарослями, с звериною и бобровою ловлею, с тяглыми и куничными крестьянами в деревнях Мешеровичах и Теревьевах жительствующими, с их женами, детьми, лошадьми, скотом, барщаною и всякого рода повинностью, ничего из сего имения на нас и наследников наших, равно никакого другого малейшей части не оставляя, упомянутому Г. Парнавскому Стольнику Иосифу Рушевскому потомкам и наследникам его продали на вечные времена и вместе с выдачею сей купчей крепости продаём в вотчинное владение его через (:Генерала:) Возного вотчинничество наше на его переписуем, начатое нами с Семёном Барщевским дело о насильном нападении на упомя-

нутое имение о захвачении некоторых земель, скота, хлеба, одежды, имущества разного звания документов красть, смотрованих и податных квитанций, о чём пространно изложено в манифестациях, позвах и решениях, вполне по купчику переуступаем; властен за тем упомянутый Г. Иосиф Рушевский и наследники его выше упомянутым имением и принадлежащими к оному крестьянами владеть, распоряжать, кому угодно продать, дать, и подарить все вообще или частями, по воле своей управлять, дело нами начатое кончить, все из того пользы в свою пользу обратить, бежавших крестьян отыскивать и поселять, а мы ни сами, ниже через кого либо, препятствия в таковом владении ему самому и наследникам его делать не будем, а на противу того от всякого притязания его самого и наследников имением заступать, и ответствовать во всяком суде, обеспечивая сие навсяких наших имениях под штрафом в случае неисполнения сей купчей крепости, о которой штраф и о неудовлетворении сей записи по позыву нас обязуемся принять разделку на всяком суде великого Княжества Литовского, в котором угодно будет и иметь пред тем судом окончательно разделиться без всяких отсрочек, которых ныне изрекаемся и всякий Суд как заявкою нашею, так и в случае не явки, властен будет упомянутый штраф, на нас самих и имениях наших отданных в обеспечение присудить и взыскание произвесть, коего суда и не правильное решение и стороны о неправильности иска оговаривать несмеем, и за уплатою того штрафа сия купчия крепость имеет оставаться в своей силе. В уверение чего при свидетелях собственноручно подписались в Уболотьи 1788 года Февраля 18 дня. У сей купчей крепости подписи следующие: Польских войск Поручик Иван Граби Книшевский Анна с Рутковских Иванова Книшевская, лично прошен свидетелем от Г. г. Поручиков Польских войск Ивана и Анны Граби Книшевских. К сей купчей крепости на имение Убулотье Г. г. Парнавскому Стольнику и Иосифу Рушевскому, как сивидетель подписался Мельницкий Чешник Антон Михаил Малынский, лично прошен свидетелем вышеупомянутыми лицами; к сей купчей крепости подписался Антон Жданович, прошен свидетелем к сей купчей крепости от вышеупомянутых лиц подписался Мозырский Хорунжий Венедикт Булгарин. Каковая крепость, по личному вышеупомянутыми лицами совершению в гродские вечистые Ошмянского повета книги принята и вписана, с коих и сия выпись с приложением казённой Борисовского Уездного Суда печати в нынешнем 1828 году Февраля 3 дня стороне выдана. Скрепил верно с книгами свидетельствую Борисовского Уездного Суда регент Богуслав Гедройц, с польским верно: переводчик Е. Волчек. 1843 года Октября 7 дня. По отбытии в присутствии Борисовского Уездного Суда и по вытребовании из Архива оного Суда актовой книги по числу явки сего документа, найденную под тем же числом записанную статью, из коей выдана настоящая копия соображал, рассматривал и нашёл, что сия выпись есть во всём сходна со статьёю в книгу вписанною и никакому сомнению подлежать не может; ибо книга сия бывшею в 1835 году Высочайше учреждённою Коммисиею прошнурована, припечатана и в конце засвидетельствована; в чём сею надписью и удостоверяю. Подписал: Уездный Стряпчий Еленский.

Ответ Губернского Правления.

Л. 43 на об.
и 47.

8.) Ответ Минского Губернского Правления на запрос тамошнего Дворянского Депутатского Собрания, из коего видно что по ревизским за 1795 год о дворянах сказкам, Поручик Польских войск Иван Флорианов сын Книшевский, его жена Анна, их сын Казимир, состоят записанными Игуменского уезда в числе арендных посессоров фольварка Серединой к имению Шацку помещика Векирки принадлежащего с 35-ю домами крестьян и по таковым же за 1827 год показан Казимир сын Ивана Книшевский Минского уезда при фольварке Литвянах.

Метрические свидетельства.

Л. 48 и 49.

9.) Метрические выписи Минской Римско Католической Духовной Консистории заверенные, коими удостоверяется, что крещены младенцы: а.) 1792 года Июня 28, Казимир сын Ивана и Анны Книшевских, и б.) 1817 года Марта 14-го Константин сын Казимира и Еввы Книшевских, законных и благородных супругов.

Копия с определения Дворянского Собрания.

Л. 50.

10.) Копия с определения Минского Дворянского Депутатского Собрания 16 Декабря 1832 года состоявшегося, из коей видно, что оное Собрание по рассмотрении сих документов определило: род благородных Казимира Иванова и его сына Константина Книшевских признать древним дворянским и вывод сей внести в 6-ю часть родословной книги Минской губернии.

Отношение Минской Р. К. Духовной Консистории.

Л. 52.

Минская Римско Католическая Духовная Консистория по выслушании прошения Константина Казимирова сына Книшевского об определении его на службу в Канцелярию Консисториии отношением от 9 Июля 1841 года за 2418 просило уведомления: следует ли его считать из дворян.

Определение Герольдии.

Л. 58.

По рассмотрении дела сего Герольдия 23 Сентября 1841 года определила: Из документов представленных в доказательство дворянства Казимира Иванова и сына его Константина Книшевских видно, что показанный предком рода сего Владислав Книшевский по патенту Польского Короля Августа II-го в 1698 году пожалован был Чешником Смоленского Воеводства, он же по купчей крепости 1715 года приобрёл от Витебского Воеводы Кишки, имение Уболотье называемое, с крестьянами; каковое имение после кончины помянутого Владислава Книшевского, поступило в 1738 году, по удостоверению вводного листа в наследственное владение сына его Флориана Книшевского; пожалованного по патенту 1742 года званием Стародубского Ротмистра; от Флориана произошёл сын Иван, который по духовному завещанию
отца своего 1788 года Декабря 15 состоявшемуго получив в наследственное владение фамильное имение Уболотье а по грамоте Польского Короля Станислава
Августа 1778 года Ноября 19 пожалован был в чин Поручика; сей Иван Книшевский родовое своё имение Уболотье с крестьянами продал в 1788 году Февраля 18 дня Иосифу Рушевскому и по ревизии 1795 года показан был в числе дворян, владеющих арендными имениями по Игуменскому уезду, вместе с сыном своим Казимиром, о происхождении коего, сверх сего, удостоверяет метрическое свидетельство заверенное Консисториею; наконец от Казимира Иванова Книшевского произошёл, по удостоверению таковой же метрики, сын Константин; сей последний с показанным отцом его Казимиром по определению Минского Дворянского Собрания 16 Декабря 1832 года внесён в 6-ю часть родословной книги. Герольдия сообразив документы сии, которые заверены в их не сомнительности подлежащими судами, с правилами свода законов Т. IX о сост. в ст. 40 и прод. к оной находит, что род Книшевских по владению им дворянским имением, следовало бы утвердить в дворянстве, но поелику Минское Дворянское Собрание в рапорте, при коем представило дополнительные к настоящему делу документы, объясняет, что как определение о дворянском происхождении Казимира и сына его Константина состоялось после издания Высочайшего указа 19 Октября 1831 года, то о зачислении их в однодворческое сословие производится переписка, почему Герольдия и полагает: дело сие, на основании определения Правительствующего Сената 16 Февраля 1840 года, доложить Общему оного Собранию установленным порядком; о каковом заключении Минскую Римско Католическую Духовную Консисторию уведомить, а Минскому Дворянскому Собранию дать знать указом.

Распоряжение Герольдии.

Л. 61.

Предварительно приведения выше прописанного заключения в исполнение, дело о дворянстве рода Книшевских при указе, от 11-го Февраля 1843 года, препровождаемо было в Минское Дворянское Депутатское Собрание для заверения находящихся в оном выписей из актовых книг, согласно Высочайшему указу 4 Января 1843 года Уездными Стряпчими, по исполнении чего Дворянское

Сoбрание дело сие представило в Герольдию при рапорте от 6 Ноября 1843 года за 3971.

По сему Герольдия определила: составить из дела сего записку, доложить Правительствующему Сенату.

 

Законами повелено:

Свода законов тома IX издания 1842 года ст. 51-ю не опровергаемыми доказательствами дворянского состояния признаются.

1.) Жалованные грамоты на дворянство.

2.) Дворянские родословные книги и списки содержимые Герольдиею.

3.) Жалованные от Государей гербы.

4.) Патенты на чины, приносящие дворянское достоинство.

5.) Доказательство что Кавалерский Российский орден особу украшал, в той силе как сие определено с статьёй 36-й.

6.) Доказательства через жалованные или похвальные грамоты.

7.) Указы пожалования земель и деревень.

8.) Верстание в прежнее время по дворянской службе поместьями.

9.) Указы или грамоты на пожалование из поместья вотчинами.

10.) Указы или грамоты на пожалованые деревни и вотчины, хотя бы оные выбыли из роду.

 11.) Указы, наказы или грамоты данные дворянину на Посольство Посланничество или на иную посылку.

12.) Доказательства о дворянской службе предков и написание в прежних десятнах из дворян и детей Боярских.

13.) Доказательства, что отец и дед вели благородную жизнь или состояние, или службу сходственную с дворянским названием.

14.) Купчия, закладные, рядные и духовные о дворянском имени.

15.) Доказательства что отец и дед владели деревнями.

16.) Доказательства поколенные и наследственные восходящие от сына к отцу, деду, прадеду и так выше, сколько показать могут или пожелают.

17.) Как составленный в Герольдии общий дворянских родов гербовник, заключает в себе сведущую документацию представленных на дворянство по каждому роду: то внесение в оный приемлется вернейшим доказательством дворянского состояния.

18.) При сём однако же не исключаются и другие, могущие отыскаться справедливые и не оспоримыя на дворянство доказательства.

57-ю. Дворянские Депутатские Собрания при рассмотрении выписок и справок, выданных из архивов Присутственных мест и показывающих, что в самых отдалённых временах состояло недвижимое имение за лицом имеющим одинаковую фамилию с просителем, должны всегда иметь в виду: 1-е, Если представляемыми справками или выписками доказываемо будет; что предок просителя владел недвижимым дворянским имением или землёю, жалованною за службу по грамотам и привилегиям Королевским: то в подтверждение права на владение сим имением, должны быть представлены акты, по коим переходило по наследству к потомкам имение; но если оное имение выбыло из рода: то в сём случае должны быть представляемы копии с документов, по коим те имения перешли в другое владение; 2.) Кто были просителей прадед, дед и отец и к какому классу людей они принадлежали; 3.) если бы встретилось, что сами просители и предки их в течение нескольких лет не пользовались уже правами дворянства: то таковые просители обязаны представить надлежащие доказательства, что ни они сами не предки их не были лишены сего достоинства силою закона.

63-ю. Доказательства на дворянство, выше сего в статье 51-й приведённые, приемлются от лиц всех вообще состояний и имеют равную для всех силу.

Резолюцию сию дали Г. г. Сенаторы: Граф Л. Г. Кушелев Безбородко, А. Д. Башуцкий, Е. Ф. Фон-Братке, Г. П. Митусов, Кн. И. А. Лобанов-Ростовский, Л. В. Кочубей, С. С. Ланской, А. К. Пешуров.

Правительствующий Сенат по выслушании сего дела 14 Июня 1844 года определил: Общее Собрание Правительствующего Сената, рассмотрев документы, представленные в доказательство дворянства Казимира Иванова и сына его Константина Книшевских, находит, что предок рода сего, Владислав Книшевский, владел приобретённым по купчей крепости 1715 года от Витебского Воеводы Кишки имение Уболотье с крестьянами, которым, по удостоверению вводного листа 1738 года, наследовал сын его, Флориан Книшевский, от него Флориана произошел сын Иван, который, получив по духовному завещанию отца своего 1763 года Декабря 15, в наследственное владение означенное имение Уболотье, продал оное в 1788 году Иосифу Рушевскому, и за тем по ревизии 1795 года показан был в числе дворян, владеющих арендными имениями, по Игуменскому уезду, вмеси с сыном своим Казимиром, происхождение коего, сверх сего, удостоверяется метрическим свидетельством, заверенным Духовною Консисториею; от Казимира Иванова Книшевского произошёл, по удостоверению таковой же метрики, сын Константин; сей последний с отцом своим Казимиром, по определению Минского Дворянского Собрания 16 Декабря 1832 года, внесён в шестую часть родословной книги. Правительствующий
Сенат усматривая из вышеизложенного, что отец и дед прадед из дворянства Казимира Книшевского, владели недвижимым населённым имением, ,,,,,,, .... ................ .................... с заключением Герольдии, определение Минского Дворянского Собрания 1834 года Декабря 16 правильным и сообразным с 14 и 15 пункт 51 и 57 ст. IX Св. Зак. ( изд. 1842 года); но как определение это последовало после издания указа 19 Октября 1831 года о разборе бывшей Польской шляхты, то полагает: не приводя сего определения, за силою Высочайше утверждённых положений комитета о делах Западных губерний 14 Октября 1832 и 28 Августа 1834 годов в исполнение, о подтверждении Казимира Книшевского, с сыном Константином, в дворянском достоинстве поднести ГОСУДАРЮ ИМПЕРАТОРУ всеподданнейший доклад.

 

Исправляющий должность Товарища Герольдмейстера

Секретарь

 Помощник Секретаря